Субсидиарная ответственность:
как формируется правоприменительная практика?
Рубрика "Юридическое решение"
Журнал "Юрист" № 1/2019
Декрет Президента Республики Беларусь от 23.11.2017 № 7 «О развитии предпринимательства» (далее — Декрет № 7) стал основанием для изменения судебной практики по привлечению лиц к субсидиарной ответственности. При этом сохраняется состояние неопределенности — новых нормативных правовых актов в развитие положений Декрета № 7 не принято, обобщения судебной практики не произведено, и на возникающие у юристов вопросы нет «официальных» ответов.
На основании существующей практики и высказанных позиций предлагаем краткий обзор правового регулирования и ответы на основные вопросы правоприменителей.
Автор:
Юрий КОЗИКОВ, магистр права, адвокат Borovtsov & Salei
О чем говорит статистика?
До вступления в силу Декрета № 7 суды удовлетворяли более 90 % соответствующих исков, сейчас статистика претерпела серьезные изменения.
По данным, опубликованным Верховным Судом Республики Беларусь, за первое полугодие 2018 г. наблюдается:
— уменьшение количества рассмотренных судами дел о привлечении к субсидиарной ответственности: в первом квартале 2018 г. (372 дела) в
сравнении со средним показателем за квартал 2017 г. (509 дел) на 27 %;
— увеличение удельного веса отказов судов в удовлетворении иска (к общему числу рассмотренных по существу дел) почти в 7 раз в сравнении с 2017 г. (в 2017 г. отказано в иске по 9,8 % дел, по которым вынесены решения, в 2018 г. отказано по 65,7 % дел);
— увеличение более чем в 3 раза количества дел, оставленных судами без рассмотрения (оставлено без рассмотрения 16,4 % от рассмотренных судами дел в сравнении с 4,9 % в 2017 г.).

Субсидиарная ответственность: основы регулирования и правоприменения
Ниже предлагаем обзор основ правового регулирования института субсидиарной ответственности и важных критериев, необходимых для эффективного применения соответствующих норм в рассматриваемых правоотношениях.
Автор:
Дмитрий НОСАЧ,
юрист Borovtsov & Salei
Основы регулирования:
1.
Нормативные правовые акты:
— Декрет № 7 (в частности, подп. 5.6 п. 5);
— Декрет Президента Республики Беларусь от 21.12.2017 № 8 «О развитии цифровой экономики» (в частности, подп. 3.6 п. 3, устанавливающий особое правило привлечения к субсидиарной ответственности для резидентов ПВТ);
— ГК (в частности, ч. 2 п. 3 ст. 52, ст. 370);
— НК (в частности, ст. 285, подп. 1.2 п. 1 приложения 15 к НК (по вопросам государственной пошлины));
— ХПК (порядок судопроизводства);
— Закон Республики Беларусь от 13.07.2012 № 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон) (в частности, ст. 11 и 77 Закона);
— постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 25.06.2015 № 7 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее — постановление № 7) (в частности, п. 25);
— постановление Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 27.10.2006 № 11 «О некоторых вопросах применения субсидиарной ответственности» (в частности, п. 9).
2. Акты, обобщающие судебную практику:
Постановление Президиума Верховного Суда Республики Беларусь от 27.04.2016 № 2 «О практике рассмотрения экономическими судами дел о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, признанного банкротом».
Критерии правоприменения:
1. Подсудность, вид судопроизводства:
Экономические суды областей или экономический суд г. Минска по месту рассмотрения дела о банкротстве должника, исковое производство
2. Лица, участвующие в деле:
Потенциальные истцы: управляющий по делу о банкротстве, прокурор от имени должника; государственный орган, кредитор (кредиторы) и его правопреемники.
Потенциальные ответчики: учредители (участники), собственник имущества должника, руководитель юридического лица и иные лица, имеющие право давать обязательные для этого юридического лица указания либо возможность иным образом определять его действия (например, управляющий (управляющая организация), ликвидатор, главный бухгалтер, фактический «владелец бизнеса»).
Потенциальные третьи лица на стороне истца: кредиторы, государственные органы (например, ИМНС).
3. Государственная пошлина:
Расчет производится исходя из подп. 1.2 п. 1 приложения 15 к НК. Сумма пошлины составляет 25 базовых величин. Отдельные категории истцов освобождены от оплаты пошлины при подаче иска согласно подп. 1.20 п. 1 ст. 285 НК.
4. Предмет доказывания:
— наличие у ответчика права давать обязательные для юридического лица указания либо возможности иным образом определять его действия;
— совершение ответчиком действий, свидетельствующих об использовании принадлежащего ему права давать обязательные для юридического лица указания или использовании своих возможностей иным образом определять его
действия;
— наличие вины в форме умысла в действиях ответчика;
— наличие причинно-следственной связи между умышленными действиями ответчика и последствиями в виде признания должника банкротом.
5. Дополнительно проверяемые обстоятельства:
— недостаточность имущества должника для удовлетворения требований кредиторов;
— обоснование заявленного размера исковых требований;
— правильность разграничения ответственности при участии соответчиков;
— соблюдение срока, установленного законом для подачи иска о привлечении лиц к субсидиарной ответственности.
6. Срок для подачи иска:
— после открытия ликвидационного производства и до вынесения определения о завершении ликвидационного производства (как правило, после подачи иска ликвидационное производство продлевается судом);
— после вынесения судом определения о завершении ликвидационного производства в течение 10 лет с момента возбуждения дела о банкротстве должника (тождественные иски, по которым имелось решение суда, рассмотрению не подлежат).

Субсидиарная ответственность и Декрет № 7: мнение экспертов
Рассмотрим актуальные вопросы, возникающие при применении норм Декрета № 7 и тем или иным образом влияющие на формирование правоприменительной практики.
1. Возможно ли привлечь к субсидиарной ответственности лиц за бездействие, в результате которого организация была признана банкротом?
Подпункт 5.6 п. 5 Декрета № 7 не содержит в качестве условия ответственности «бездействие», а указывает на «виновные (умышленные) действия». При формулировании нормы использован оборот «…только в случае…», подчеркивающий исключительность определенных в Декрете № 7 условий. Возникает расхождение между положениями подп. 5.6 п. 5 Декрета № 7 и ст. 11 Закона. Согласно ч. 3 ст. 137 Конституции Республики Беларусь коллизия разрешается в пользу Декрета № 7.
Таким образом, привлечение к субсидиарной ответственности возможно только в случае «активного» виновного бездействия (например, срыв собраний участников, голосование «против» для исключения принятия решений, которые позволили бы избежать банкротства, и т.п.).

2. Возможно ли привлечь к субсидиарной ответственности уполномоченных лиц за неподачу заявлений о возбуждении процедуры банкротства?
Декрет № 7 содержит единственное основание для привлечения к ответственности — умышленное действие, повлекшее банкротство.
Поскольку иных оснований в Декрете № 7 не предусмотрено, бездействие уполномоченных лиц, не подающих заявление о банкротстве, в настоящее время не признается судами самостоятельным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности.
Вместе с тем данный подход подлежит корректировке, поскольку уклонение уполномоченных лиц от своевременной подачи заявлений о возбуждении производств по банкротству со стороны должника во многих случаях направлено на причинение вреда кредиторам (например, для пропуска сроков, предоставленных на оспаривание сделок в банкротстве по специальным основаниям (ст. 109 и 110 Закона)).
В практике арбитражных судов Российской Федерации неподача заявления о банкротстве признается самостоятельным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности. Однако законодателем определены обстоятельства, позволяющие освободить добросовестных лиц от такой ответственности, например, в случае, если руководитель добросовестно рассчитывал на преодоление в разумный срок финансовых трудностей, совершил необходимые действия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план. Такой дифференцированный подход, с одной стороны, исключает вынесение судом решений по формальным основаниям, а с другой — нивелирует риск нарушения прав кредиторов.
Для применения аналогичного подхода в Беларуси, полагаем, подлежат корректировке нормы Декрета № 7.

3. Что понимается под «виновными (умышленными) действиями лиц», повлекшими банкротство организации?
Гражданское законодательство не раскрывает определения понятий «вина» и «форма вины» в виде умысла и неосторожности.
Определения указанных понятий содержатся в уголовном законодательстве. Однако использование нормы о квалификации форм вины, закрепленных в рамках уголовного права, противоречит ст. 5 ГК, и в чистом виде она не может применяться.
Полагаем, что закрепить единый подход к определению виновных (умышленных) действий можно постановлением Пленума Верховного Суда Республики Беларусь. Безусловно, невозможно установить строгий перечень виновных (умышленных) действий, влекущих субсидиарную ответственность. Здесь необходимо говорить о неких обобщенных критериях.
Очевидно, что в качестве действий, влекущих субсидиарную ответственность, не должны рассматриваться действия в сфере обычного делового риска (они будут являться умышленными, поскольку «с умыслом» заключается любая сделка, исходя из содержания данного понятия).
В контексте нормы Декрета № 7 умысел должен быть направлен на ухудшение положения предприятия (но необязательно непосредственно на доведение до банкротства, как в ст. 240 УК).
Для вынесения решения о привлечении к субсидиарной ответственности не требуется предварительное получение приговора в рамках уголовного процесса. При этом обстоятельства, установленные приговором суда, будут иметь для экономического суда преюдициальный характер, что может облегчить для истцов процесс доказывания в части наличия умышленных действий.

4. Имеют ли нормы подп. 5.6 п. 5 Декрета № 7 обратную силу? Допускается ли пересмотр дел о привлечении лиц к субсидиарной ответственности по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с принятием Декрета № 7?
В Декрете № 7 отсутствует прямое указание на возможность обратной силы закрепленных в нем норм.
Исходя из формирующейся судебной практики, положения подп. 5.6 п. 5 Декрета № 7 обратной силы не имеют и новые правила о привлечении к субсидиарной ответственности действуют исключительно с даты вступления документа в силу — с 26.02.2018.
Статьей 319 ХПК предусмотрен исчерпывающий перечень оснований для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Изменение норм материального права, на основании которого было принято решение суда, не является достаточным для возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам.
Таким образом, если на 26.02.2018 решение суда вступило в силу и требования заявителя обосновываются исключительно принятием Декрета
№ 7, то кассационные, надзорные жалобы, а также требования о возобновлении дела по вновь открывшимся обстоятельствам не удовлетворяются.

5. Обязан ли управляющий по делу о банкротстве заявлять иск о привлечении лиц к субсидиарной ответственности до завершения ликвидационного производства?
Такая обязанность управляющего по делу о банкротстве предусмотрена ст. 77 Закона. Однако согласно п. 25 постановления № 7 данная обязанность исполняется только при наличии оснований для подачи иска.
Следовательно, суды вправе выносить определение о завершении ликвидационного производства при поступлении от управляющего мотивированного заключения об отсутствии оснований для инициирования дела о привлечении ответственных лиц к субсидиарной ответственности.
При этом суд не наделен правом самостоятельно возбуждать производство по делу о привлечении лиц к субсидиарной ответственности
в случае несогласия с доводами управляющего. Собрание кредиторов также не является субъектом, способным предъявить иск от имени должника, а разногласия между управляющим и собранием кредиторов разрешаются судом в порядке, предусмотренном ст. 54 Закона.
Кредиторы, требования которых не удовлетворены, вправе самостоятельно подать иск о привлечении ответственных лиц к субсидиарной
ответственности, но после окончания ликвидационного производства.
Полагаем, что с введением фиксированной ставки государственной пошлины (25 базовых величин) такая альтернатива будет использоваться
более активно (до 01.01.2019 сумма пошлины рассчитывалась исходя из общего правила об имущественных требованиях, что зачастую было экономически не оправдано, учитывая статистику реального исполнения подобных решений).



! С опубликованной ста-
тистикой Верховного Суда Республики Беларусь можно ознакомиться по короткой ссылке goo.gl/gDma5s.
Читайте по теме:
Привлечение к уголовной
ответственности не является определяющим для привлечения физического
лица к субсидиарной
ответственности: afly.co/n7v.
Декрет № 7 содержит
единственное основание
для привлечения к ответственности — умышленное действие, повлекшее банкротство.
Привлечение к субсидиарной ответственности возможно только в случае «активного» виновного бездействия.
В практике арбитражных
судов Российской Федера-
ции неподача заявления о
банкротстве признается
самостоятельным осно-
ванием для привлечения
к субсидиарной ответ-
ственности.
В качестве действий,
влекущих субсидиарную
ответственность, не
должны рассматриваться
действия в сфере обычного
делового риска (они будут
являться умышленными,
поскольку «с умыслом» за-
ключается любая сделка,
исходя из содержания дан-
ного понятия).
Положения подп. 5.6 п. 5
Декрета № 7 обратной
силы не имеют.
Требования о возобновле-
нии дела по вновь открыв-
шимся обстоятельствам
не удовлетворяются, если
они обосновываются ис-
ключительно принятием
Декрета № 7.
Суды вправе выносить
решения о завершении
ликвидационного произ-
водства при поступлении
от управляющего моти-
вированного заключения
об отсутствии оснований
для инициирования дела о
привлечении ответствен-
ных лиц к субсидиарной
ответственности.
! В процессе производства по делу о банкротстве кредиторы
могут использовать альтернативные способы
возврата задолженности
(например, путем оспаривания сделок по общим и специальным основаниям
(ст. 109, 110 Закона)).